рецензии кинофестиваля
"СВЯТАЯ АННА  2010"
Екатерина Анохина
 
Чужими глазами

13 марта в фойе Белого зала Дома кино открылась выставка фотохудожника Эрика Дугласа «Россия глазами иностранца». Эта выставка составлена из работ начала 90-х и конца нулевых годов, и при объединении этих двух серий фотографий художник использовал прием сопоставления. Фотографии висят попарно по принципу «было – стало». Был маленький мальчик Антон из города Королев – стал успешный студент, проходящий практику в Америке. Была бедная школа в поселке Жостово – стала современная, оснащенная последними техническими достижениями школа. На самом деле Эрик Дуглас – не столько фотограф и фотохудожник, сколько журналист, да и в Россию он попал именно благодаря своей работе в качестве журналиста. Его (в составе американской группы) пригласили в Калининград, чтобы помочь в разработке изменений системы школьного образования и, конечно, налаживания контактов для сотрудничества «по обмену». Приехав в Россию, он влюбился в эту страну; стал фотографировать русских людей. По прошествии более десяти лет он вернулся, нашел именно тех людей, которых фотографировал раньше и снова сделал их снимки. Так незаметно появился материал для выставки. «Я хотел объяснить американцам, кто такие русские. И русским рассказать, кто они сами – ведь они себя не знают», - говорит Дуглас. И добавляет: «На самом деле, в наших народах очень много общего». Но все-таки есть различие. «Войдя впервые в русский дом, я почувствовал себя, как это не парадоксально звучит, действительно как дома. В Америке такого не бывает», - признался Дуглас в интервью.
 
 
Внеклассный мастер-класс

13 марта в Белом зале Дома кино прошла творческая встреча с актером Сергеем Гармашем, где он рассказал о своих страхах, выходе кинематографа из кризиса, запахе черно-белых фильмов, вкладе молодых в искусство и вывел формулу сцнария.
Сергей Гармаш предупредил еще в начале встречи, что он собирается провести не обычный мастер-класс и тем более не творческий вечер. Известный актер был полон решимости пообщаться с молодыми режиссерами, актерами, сценаристами, что ему, к сожалению, не очень-то удалось: он все время перетягивал одеяло на себя. Но это не помешало ему рассказать много интересного и сегодня особенно актуального. Побывав на встрече с Гармашем, можно написать пособие «Актер нашего времени». Приехал из провинции, покорил почти все московские театральные вузы, предварительно отучившись в Днепропетровске на отделении театра кукол. Поступил в Школу-студию МХАТ и после учебы по воле случая попал в театр «Современник». За все эти годы у актера сложилась вполне устойчивая система взглядов на российский кинематограф. Кино сейчас не находится в упадке, говорит Гармаш. Да, оно «в кризисном, тяжелом положении», но не в упадке, ведь хоть один русский фильм всегда есть на престижных мировых смотрах. Выход из кризиса – «в серьезном, влюбленном, страстном продолжении традиций советского кинематографа». Хороший сценарий, по мнению актера, должен состоять из «истории, литературы и роли». Разукрашенные «В бой идут одни старики» и «17 мгновений весны» теряют свой запах. Гармаш категорически отрицает всякую актерскую агентуру, потому что это – очередная почти бюрократическая ступенька, создающая препятствия. Актер считает, что преподавание в вузах сейчас оставляет желать только лучшего и что любой человек способен на любое. Он ценит своих коллег и говорит, что «у нас не десять Чулпан Хаматовых и не десять Раппопортов». А на вопрос «Что могут дать молодые?» он ответил просто: «Снять «Броненосец Потёмкин», заставляя амбициозную аудиторию вспомнить, что Эйзенштейн снял этот фильм в 25 (!) лет.
 
 
Невыносимая сложность бытия,
или «Когда я без мамы» Елены Серегиной
 
В дневном показе 14 марта, как и во всех остальных показах, были собраны очень разношерстные фильмы: от ложноклассического гламура до абсолютной искренности портретных очерков. Вообще неигровые картины пока на XVII-ой «Святой Анне» держатся более уверенно. Им очень сильно помогает отсутствие как такового актера и присутствие живого, настоящего человека. До показа короткого метра Елены Серегиной нравились многие картины. Когда они заканчивались, зрители аплодировали и оставались с фильмами в дружеских отношениях. «Когда я без мамы» задел струну очень глубоко внутри, и фильм захотелось пересмотреть – разве это не высшая похвала начинающему режиссеру? Елена Серегина – молодой режиссер из Перми, где она, проучившись два года в Пермском государственном университете на бухгалтера, бросила университет и поступила в открывшуюся в городе киношколу. На вопрос «Как создавался ваш фильм?» Елена ответила: «Все началось с этюда «наблюдение», который есть в программе любой кино- и театральной школы. Я стала наблюдать за своей семилетней сестрой». Елену этот процесс невероятно увлек, и она решила снять о сестренке фильм. Неигровое кино. Полтора года, Четыре попытки. 13 минут. В короткометражке показана (не рассказана) история девочки Софьи, которая в свои 7 лет стала абсолютно взрослым человеком: сама ходит в детский сад, сама покупает в аптеке гематоген, сама гуляет, открывает и закрывает квартиру на ключ, выносит мусор, разогревает себе на ночь молоко и укладывается спать. Все сама. А поздно вечером, когда малышка уже спит, домой приходит усталая мама и видит на столе рисунок: огромное розовое сердце, а в нем размашистым детским почерком – «Люблю тебя, мама». Семья Елены Серегиной живет без отца – это правда. Мама работает на двух работах и вдобавок учится, поэтому приходит домой очень поздно – это тоже правда. Семилетний ребенок предоставлен сам себе – и это правда. Самая страшная правда в том, что эта крошечная очаровательная девочка уже взрослее многих 16-17-летних подростков. Самая добрая правда в том, что Софья нежно и преданно любит свою маму: девочке ведь уже целых семь лет, она совсем взрослая и, конечно, все-все понимает.         
   
 
Елена Клепикова
 
Фильм «На уровне воды» показывает зрителю будни лондонской пары, Тома и Алексии. Они разговаривают, готовят вместе еду, смеются, изредка ругаются – словом, ведут обычную жизнь. Разве что в не совсем обычном месте: как указывается в финальных титрах фильма, Том и Алексия – «жители каналов», люди без постоянного адреса, чей подъезд – пристань, а дом – лодка. Однако вести подобный образ существования – это не только любоваться закатом, стоя на палубе, и слушать, как волны плещутся о борт. Это процесс, сопряженный с множеством бытовых трудностей. К примеру, за обедом молодой человек жалуется Алексии, что в баллоне опять закончился газ. - Это очень неудобно. Как, знаешь, если в душе кончилась вода именно в тот момент, когда ты целиком намылился, - говорит Том и продолжает, несмотря на смех девушки. – Нет, правда, у меня так было три раза. - Может быть, легче просто купить дом? – спрашивает Алексия. - Это будет всё равно, что сдаться, - с улыбкой отвечает ей Том. Режиссер фильма, Татьяна Константинова, показывает зрителю жизнь Тома и Алексии с разных сторон: вот молодые люди внутри своего плавучего дома жарят на газовой плитке макароны; вот Том играет на клавесине и зажимает прищепками ноты, чтобы их не унесло ветром; вот молодой человек принимает участие в концерте, и оператор почти не показывает зрителю общий план сцены, сосредоточившись на деталях: пальцы скрипачки на грифе, нахмуренные брови виолончелистки, непроизвольно меняющееся во время игры выражение лица Тома… Подобные сцены перемежаются кадрами, демонстрирующими мир за пределами бортов лодки или стен концертного зала: проплывающие мимо здания, природные ландшафты, спешащие по своим делам люди. И вновь проявляется интерес к деталям: мокрый нос лодки; забрызганные ступени; улитка на мостовой, медленно вытягивающая рожки, в то время как мимо неё проносится суета большого города. И всё это - под плеск небольших волн, стук падающих капель или шум дождя, и почти неизменно – на уровне воды.

Начальные кадры одиннадцатиминутного игрового фильма Павла Дроздова «Ножницы» наглядно иллюстрируют название: чьи-то руки шустро вырезают разные фигурки для аппликации из ярких листов цветной бумаги. Помимо титров и названия на экране появляются слова: «Всем мечтателям посвящается». Главный герой фильма – высокий умственно отсталый юноша с неизменной улыбкой на лице и добротой ко всем окружающим в сердце, этакий местный Форрест Гамп. Имя у него достаточно редкое – Спартак. Спартак дружески общается с двумя типичными околоподъездными бабушками, основное времяпрепровождение которых – сидеть на лавочке и обсуждать окружающих, постоянно носит на голове строительную каску и мечтает заработать денег и жениться на продавщице Свете. Работает молодой человек дворником на территории завода, однако в связи с кризисом вместо зарплаты ему выдают партию товара – то есть, ящик ножниц. На фразу: «Зарплаты не будет, понял?! Денег нет!» Спартак отвечает улыбкой. Улыбается он и покупателям на рынке, и своим конкурентам. Конкурентам же не до веселья, поскольку человек в каске явно, пусть и ненамеренно, отбивает у них покупателей: у прилавка Спартака толпятся дети и взрослые, которым тот вырезает продаваемыми ножницами разноцветных бабочек, птиц, снежинки… Улыбается Спартак и во время того, как его бьют не вынесшие его популярности рядом стоящие продавцы ножниц, и после, сидя на снегу и глядя на взлетевшие вверх и смешавшиеся там со снежинками обрезки цветной бумаги, не обращая внимания на текущую из носа кровь. Весь фильм пронизан солнечным светом: он зайчиками бегает по снегу, отражается от каски Спартака, в которую тот чистит такие же ярко-оранжевые мандарины, предлагая их хмурым пассажирам автобуса, бликует на лезвиях ножниц. Финал фильма утопичен: Спартак едет по дороге за рулем купленного на вырученные деньги мотоцикла, а за его спиной сидит Света в свадебном платье. Верить этому или нет – что ж, каждый думает в меру своей мечтательности.

Пятиминутный мультфильм «Посмотрите вверх», дипломная работа студентки ВГИКа Светланы Подъячевой, показывает зрителю окружающий мир глазами ребенка. Ребенок – маленькая девочка с забавными косичками, гуляющая по серым городским улицам. Взрослым до неё дела нет, равно как и ни до чего другого – взрослые заняты своими, взрослыми делами, вжимают головы в плечи и смотрят исключительно вниз. Мостовые города – газетные, из газет же сделаны стены, блеклые обрывки газетной бумаги летают по воздуху вместо разноцветных осенних листьев, клочок газеты тащит в клюве ворона. Девочке же скучно вчитываться в однотипные мелкие строчки и выгибать шею, чтобы разглядеть буквы – она смотрит вверх, единственная в городе взрослых, и оттуда, сверху, к ней в руки падает ярко-красный кленовый лист. Девочка приклеивает лист на тумбу для объявлений прямо поверх газет и указывает заинтересовавшимся взрослым на небо. В финале фильма люди поднимают головы и удивленно смотрят вверх, однако велика вероятность, что долго они так не простоят, но привычно втянут голову в плечи, опустят взгляд и разойдутся по своим взрослым делам. И далеко не факт, что ещё когда-нибудь они встретят девочку, которая укажет им наверх. Фильмов в фестивале участвует великое множество, и, разумеется, не все являются удачными, однако встречаются ленты, способные побыть для зрителя той самой маленькой девочкой из мультфильма Светланы Подъячевой, указав на что-то необычное или ранее обделенное вниманием, и заставить этого зрителя – пусть и ненадолго – поднять голову вверх 
 
  
 

 


Copyright MyCorp © 2017 |